12,4K подписчиков

История учительницы, которая прошла травлю в детстве

3K прочитали
Источник unsplash.com
Источник unsplash.com

Сегодня я представляю вам чудесную историю учительницы из Сочи по имени Рената. Она пришла в комментарии к одной из статей здесь на канале. И я сразу поняла, что хочу взять у неё интервью. Меня сразила фраза о том, что маленького человека в школе сломать легко, а не допустить это может именно учитель. Рената знает это не понаслышке, она сама пережила травлю в детстве.

В школу я пошла в шесть лет и поэтому с самого начала сильно отличалась от сверстников. Им было по семь. Я была слабее здоровьем, быстрее уставала, не понимала в силу возраста некоторых вещей. Помню, что очень старалась, но никак не могла их догнать. Думала, что в этом виновата я. Даже не догадывалась, что причины объективны, разница в возрасте. И теперь я всем родителям говорю, даже если по уму ваш ребёнок превосходит сверстников, это не значит, что он готов психологически (комментарий автора канала: слова Ренаты сейчас подтверждаются психологами, есть такое понятие как «готовность к школе», которая измеряется не только наличием навыков, но и зрелостью лобной коры и эмоциональной сферы. Готовность к школе может наступить с 6 до 8 лет. Готовность оценивают нейропсихологи, и я рекомендую всем родителям такую диагностику проводить. Даже если ребёнку 7 лет, но нейропсихолог увидит, что он не готов к школе, это не страшно, лучше ещё год подождать).

Источник unsplash.com
Источник unsplash.com

Надо отдать должное, класс попался довольно хороший, детей было всего 25. Дети меня не дразнили, но относились ко мне, как к маленькой. Я была не в своей тарелке.

Потом я попала в эксперимент, когда пропускали четвёртый класс и сразу шли в пятый. В итоге я оказалась в пятом классе в девять лет. Ни физически, ни психологически я не была дозревшей до пятого класса. Нагрузка возросла, я уставала ещё больше. Порой приходила домой и просто падала без сил, не могла встать. Так, установка о том, что я слабее других, во мне укрепилась.

В 11 лет я переехала в Сочи, потому что мама вышла замуж за моего отчима, и он нас туда забрал. Тот факт, что я слабее сверстников, был очевиден, и мама взяла мне академический отпуск. Я целый год была дома, а потом пошла в школу со сверстниками. Но тут меня поджидала другая проблема. Юг России, совсем другой менталитет, совсем другие дети. Йошкар-Ола — спокойный провинциальный городок, а в Сочи надо с самого детства быть шустрым. Девочки в моём классе были довольно ушлые, уже могли выпить и покурить. Я к этому не была привычна.

Источник unsplash.com
Источник unsplash.com

Довольно быстро меня начали травить из-за того, что я не такая, как большинство. Приклеивали на спину нецензурные слова. Всем это было смешно. Кроме меня. Любой выход к доске сопровождался обидными выкриками и бранью. Однажды в седьмом классе на уроке, когда учитель вышел из кабинета, выхватили мой личный дневник и начали на весь класс читать мои записи. Все потешались. А у меня был дикий шок. У меня отнялись ноги, я кое-как добралась до туалета, чтобы там расплакаться. Учительнице я потом сказала, она чисто для видимости поговорила с классом, глубоко в ситуации никто разбираться не стал. Для меня же случившееся стало трагедией.

Я осознала, что я с этой проблемой один на один. От родителей я помощи не ждала, они не могли быть со мной в школе. Они знали, предлагали пойти в школу и поговорить, тем более, мама даже работала в моей же школе. Но результата это не давало. Дети при взрослых становились тихими, без взрослых продолжали издевательства. От учителей я и подавно не ждала помощи, они даже не пытались что-то реально изменить. Решила, что раз от взрослых толку нет, буду защищаться сама. Я отгородилась от всего класса и стала злобным волком-одиночкой. В восьмом классе травля как таковая прекратилась, потому что с кем-то я подралась, кого-то в ответ унизила при всех. Со мной периодически кто-то общался, но я никого не подпускала близко. У меня была только одна лучшая подруга.

Потом в десятом классе произошло событие, которое только укрепило мою уверенность в том, что надо быть одной. Меня здоровенной энциклопедией ударила в школе девочка, страдающая олигофренией. Я упала, потеряла сознание, позже диагностировали сотрясения мозга. Была гематома, рвало несколько дней. Девочке за это ничего не было, диагноз ведь. Всё это я понимала. Но не понимала другого. Когда это произошло, рядом была моя лучшая подруга. Но она даже не помогла мне встать, не пошла к медсестре за помощью, просто убежала. После этого я уничтожила все оставшиеся дружеские отношения, порвала со своей единственной подругой, возненавидела мир ещё сильнее и зареклась, что больше никого никогда к себе не подпущу.

Источник unsplash.com
Источник unsplash.com

Ситуацию смогла переломить одна девочка, с которой я познакомилась уже позже, в институте. Я и туда пришла ощетинившаяся на весь мир. Но эта девочка сама ко мне подсела и предложила дружить. Она мне показала, что дружить можно просто так, что люди не все одинаковые и злые. Она помогла мне оттаять. Уже потом в моей жизни появились косплей, аниме, театр, гастроли по всей стране, огромное количество друзей. Мои увлечения и мои друзья стали моей терапией. Меня считают очень компанейским человеком. Меня, которая была озлобленным волчонком!

Я смогла переступить через все свои травмы. А иной человек на моём месте не смог бы. Именно так люди ожесточаются и ломаются навсегда. Травля не закаляет. Она может только научить обходить острые углы, и при этом лишает тебя как минимум половины твоей личности.

Я четвёртый год работаю учителем начальных классов в сельской школе, скоро выпущу свой первый класс. Я никогда не забываю, как меня травили в школе, как порой издевались учителя, и как сильно я это ненавидела. Я никогда не забываю эти ощущения, поэтому делаю всё, чтобы у моих учеников было всё самое лучшее и они не чувствовали ничего подобного. Среди родителей моих деток, кстати, есть те, кто как раз травили меня в детстве, но я нашла в себе силы не переносить тот опыт на этих деток. Все мои дети без исключения знают, что они для меня самые лучшие, и я вижу, что их это очень вдохновляет.

Есть у меня в классе, например, мальчик, который плохо учится. Как-то я заметила, что дети цеплялись к нему. Ещё не травили, но задавали вопросы: «Почему ты не учишься? Почему не стараешься? Тебя дома, что ли, не ругают?» Я это услышала и стала прицельно делать акцент не на его академических успехах, а на других качествах. Например, несмотря на плохую учёбу, он мыслит очень по-взрослому, рассуждает, у него очень развитая речь. Он может не знать правил и фактов, но часто на уроке додумывается до такого, до чего не может додуматься отличник. Я прямо при всех ему говорю: «Ты для меня — это не оценка, ты в первую очередь для меня человек. Результаты учёбы тебя не определяют как личность». И это кардинально поменяло отношение детей к нему.

Учителю часто проще закрыть глаза, промолчать, свести всё к шутке вместо того, чтобы поступить по совести и разобраться в причинах. Ничто не может оправдать этого. Я считаю, что травлю в школе должны не допускать именно мы, учителя. Именно мы являемся проводниками ценностей. Возможно, в средней школе предметникам это сложнее. Но в начальной школе учитель может все. Исковеркать душу маленького ребёнка очень легко. А вот починить, возможно, уже не удастся.

Неравнодушных педагогов и осознанных родителей я приглашаю в Телеграмм-канал «Учимся учить иначе» и в привязанную к каналу Группу.

Книгу «Травля: со взрослыми согласовано» можно заказать тут.