27 подписчиков

Воспитание и обучение сирот в Российской Империи

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/sirotskie-uchrezhdeniya-v-rossii-istoricheskij-obzor/

Детский приют трудолюбия св. Ольги. Санкт-Петербург. 2 мая 1899. Фотоателье Карла Буллы. Источник: https://www.miloserdie.ru/article/sirotskie-uchrezhdeniya-v-rossii-istoricheskij-obzor/
Детский приют трудолюбия св. Ольги. Санкт-Петербург. 2 мая 1899. Фотоателье Карла Буллы. Источник: https://www.miloserdie.ru/article/sirotskie-uchrezhdeniya-v-rossii-istoricheskij-obzor/

Одной и наболевших проблем современного российского общества является проблема растущего количества детей-сирот. В связи с этим предлагаются различные формы их устройства. В последнее время популярно противопоставление семейных форм воспитания – усыновления и патроната – воспитанию сирот в интернатах. Часто сиротские учреждения в этом контексте выводятся средоточием жестокости, косности и формализма, подлежащими немедленному расформированию.

Между тем, если мы обратимся к российской истории, то увидим, что усыновление и воспитание в государственных учреждениях мирно сосуществовали в России с XI века. При этом, учреждения, создаваемые для сирот, сразу носили воспитательный и образовательный характер.

До XIX века

Первым таким учреждением было училище для сирот, учрежденное в 1072 г. Ярославым Мудрым. В этом училище проживало и обучалось 300 юношей.

В дохристианский период дети-сироты также не оставлялись без внимания. В скудельницах бездомные старики и старухи кормили и воспитывали брошенных детей. Средства на поддержание скудельни собирали всей общиной. Или сирот забирали семьи, которые были в то время многодетными, и появление лишнего рта не сказывалось на благосостоянии семьи. При чем многодетность в те давние времена была признаком благополучия семьи.

При Иване Грозном начали открываться сиротские дома, которыми ведал церковный патриарший приказ.

В царствование Федора Алексеевича в 1682 году издается Указ об открытии специальных домов для безродных сирот, где их обучали грамоте и ремеслам.

В 1706 г. Новгородский митрополит Иов построил за собственный счет при Холмово-Успенском монастыре воспитательный дом для “незаконнорожденных и всяких подкидных младенцев”. К 1706 году митрополит Иов уже открыл 10 приютов и сиропитательниц, в которых призревались до 3 тысяч сирот и приносимых детей, “коих жены и девки рожают беззаконно и стыда ради отметывают в разные места, от чего оные младенцы безгодно помирают”.

Вдохновленный его примером, Петр I 4 ноября 1715 г издал Указ, предписывающий в Москве и других городах устраивать “гошпитали для зазорных младенцев, которые не от законных жен рождены, дабы вящего греха не делали, сиречь убийства, по примеру Новгородского Архиерея”. В “гошпиталях” практиковался тайный принос младенцев, когда женщина могла положить своего ребенка в специальную люльку, не показывая себя.

То есть изначально в России приюты для детей-сирот открывались не только для воспитания и обучения детей, а и для “спасения каждой христианской души”, для удержания женщин от греха детоубийства.

После Петра I дело устройства детей-сирот продолжила Екатерина II. По проекту, разработанному профессором Московского университета А.А. Барсовым и известным деятелем просвещения И.И. Бецким в 21.04.1764 г. был открыт Московский воспитательный дом. В марте 1770 г. – Санкт-Петербургский воспитательный дом. По всей стране создавалась сеть подобных заведений: Воспитательные дома были открыты в Новгороде, Воронеже, Ярославле, Смоленске и др. городах. Также как и при Петре I практиковался тайный принос младенцев, и открывались родовспомогательные отделения, где женщинам разрешалось рожать в маске, не открывая себя. При Воспитательных домах имелись структуры, занимающиеся подготовкой воспитанников к жизни вне учреждения. Это были фельдшерская, земледельческая и др. школы. Уровень обучения в этих школах был профессионально высок и позволял воспитанникам поступать в Московский университет. Хочется отметить, что на базе мастерских Московского Воспитательного дома в 1868 г возникло Императорское Московское техническое училище с девятилетним курсом обучения с тремя отделениями: механико-строительным, инженерно-механическим и инженерно-технологическим. Сейчас оно известно нам как МВТУ им. Н. Баумана.

XIX и XX век (с небольшой предысторией)

В 1837 году на базе учебных классов Санкт-Петербургского Воспитательного дома был учрежден Сиротский женский институт (с 1885 года — Николаевский сиротский институт). Его воспитанницы получали профессию домашней учительницы, учительницы музыки, учительницы гимнастики и танцев, учительницы французского языка. Опыт образовательной деятельности Николаевского сиротского института позже был использован в организации первого высшего педагогического заведения в России — Императорского Женского педагогического института (1903).

2 (14) мая 1797 года император Павел I издал указ о передаче под покровительство императрицы Марии Федоровны воспитательного общества благородных девиц, а позже назначил ее “начальствовать” над всеми воспитательными домами. При жизни Марии Федоровны при ее содействии было открыто 500 благотворительных учреждений: бесплатные роддома, детские приюты, ясли и др. После ее смерти эта сеть получила название “Учреждения императрицы Марии Федоровны”. К 1904 году эта сеть включала 140 учебных заведений, императорский Воспитательный дом, 376 детских приютов и яслей. Мария Федоровна способствовала открытию в Воспитательных домах педагогических, пепиньерских (готовили гувернанток), латинских, немецких, французских классов. В латинских классах юношей готовили для поступления в Медико-хирургическую академию, в немецких – обучались будущие акушерки и няни; выпускники французских классов могли работать воспитателями в частных домах.

Формы устройства сирот не ограничивались только помещением последних в государственные учреждения. При Петре I и при Екатерине II ослабленных и больных детей отдавали на воспитание людям по деревням, в монастыри, помещикам, в сельские общины, где сироты содержались до 7 лет. Затем посылались в школу для обучения мастерству соответственно полу, то есть, девочек – в услужение, мальчиков – в мастерские. См Указ Екатерины от 7 ноября 1775 г “Учреждения для управления губерний”, в котором приписывалось Приказу неимущих сирот (ст 385) отдавать последних “добродетельным людям” для содержания и воспитания с обязательством, чтобы предоставить их (сирот) во всякое время Приказу” для дальнейшего воспитания и обучения “в общественных для сирых училищах…, дабы научился науке или промыслу, или ремеслу, и доставлен был ему способ учиться добрым гражданином”. При Екатерине семьи, в которые отдавали сирот, получали деньги на содержание, одежду и оплату в зависимости от возраста ребенка. Более того, помимо оплаты, Воспитательный дом присылал в семьи врача и надзирателя для оказания необходимой помощи.

Отрывок из произведения Чехова "Ванька" (с мемичной фразой "На деревню дедушке"):

Источник отрывка: https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%92%D0%B0%D0%BD%D1%8C%D0%BA%D0%B0_(%D0%A7%D0%B5%D1%85%D0%BE%D0%B2,_1886)

«А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. Подмастерья надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы, а хозяин бьет чем попадя. А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб чаю или щей, то хозяева сами трескают. А спать мне велят в сенях, а когда ребятенок ихний плачет, я вовсе не сплю, а качаю люльку. Милый дедушка, сделай Божецкую милость, возьми меня отсюда домой, на деревню, нету никакой моей возможности... Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно Бога молить, увези меня отсюда, а то помру...»

Мария Федоровна особенно трепетно относилась к устроенным в крестьянские семьи детям, самостоятельно выбирая инспекторов, объезжавших деревни, поощряя крестьянок-воспитательниц подарками и денежными наградами.

С 1864 года государственное призрение сирот осуществлялось в двух направлениях: Ведомством императрицы Марии, в ведении которого оставались столичные и губернские воспитательные дома, а также земством на местах. Деятельность земских учреждений по призрению сирот во многом зависела от местных условий. В одних ведомствах ребенок призревался в приюте, в других местах приюты не учреждались и ребенок-сирота немедленно отправлялся на патронаж в деревню, в других подкидышей призревали при родильном отделении губернской больницы, а затем отдавали на воспитание бесплатно или за вознаграждение. Там, где была развита промышленность, приюты создавались при родовспомогательных заведениях для подкидышей и сирот фабричных рабочих. К 1913 г в Российской глубинке существовало 921 учреждение для детей-сирот (не считая воспитательных домов и приютов в крупных городах).

Большое количество приютов для детей-сирот было создано и на частные средства. Известно, что только “Московское общество попечения о бедных и больных детях” в 1899 г открыло 86 учреждений для 848 детей-сирот в возрасте от 3-х до 10 лет. Известна сеть детских приютов, созданная на средства П.Г. Ольденбургского (СПб 1846), приют в Сокольниках, созданный и существовавший на средства Бахрушиных, приют барона Штиглица, содержавшийся им на свои деньги в течение 70 лет, приют, созданный горнозаводчиком А. Демидовым и др.

Важно отметить, что с призрением сирот в России связаны имена известных государственных деятелей и педагогов. Так в 1830 году Владимир Федорович Одоевским (1803 – 1869) вел агитацию за организацию детских приютов. В 1837 году он возглавил “Комитет главного попечительства о детских приютах и разработал “Положение о детских приютах”. Заслуживает внимания его книга “Наказ лицам, непосредственно заведующим детскими приютами”. Организации, принципам, содержанию деятельности воспитательных домов посвящены работы известного русского педагога В.Я. Стоюнина (1826 – 1888), имеющего опыт работы в Николаевском сиротском институте Москвы. Работа Гатчинского Сиротского института тесно связана с именем русского педагога Е.О. Гугеля (1804 – 1841).

Особое место в воспитательной и образовательной системе занимают школы-интернаты. Петровские школы математических и навигационных наук, артиллерийско-инженерная, медицинская, разноязычная; Благородный пансион при МГУ для детей дворян, закрытое женское учебное заведение при Смольном монастыре, сухопутный шляхетский корпус, кадетские корпуса, пансионы для девочек, Царскосельский Лицей и, наконец, современные частные школы Великобритании, Франции являются представителями именно этой “интернатной системы”. Именно эта система воспитания и образования подарила нам Грибоедова, Жуковского, Лермонтова, Раевского (выпускники Благородного пансиона при МГУ), Пушкина и его талантливых друзей; доблестных российских офицеров и нравственно чистых женщин, воспитанных в русле традиционных семейных ценностей.

В повести "На переломе (Кадеты)" отразились впечатления Куприна о его обучении во Второй Московской военной гимназии (позже реорганизованной в кадетский корпус), где он провёл восемь лет с 1880 по 1888 год. Сам писатель в беседе с сотрудником «Комсомольской правды» в 1937 году говорил: «Буланин — это я сам, и воспоминание о розгах в кадетском корпусе осталось у меня на всю жизнь...»:

Источник отрывка: https://skazki.rustih.ru/aleksandr-kuprin-na-perelome-kadety/5/

"Отчаянные выделялись от товарищей наружностью и костюмом. Панталоны и пиджак у них всегда бывали разорваны в лохмотья, сапоги с рыжими задниками, нечищенные пуговицы позеленели от грязи… Чесать волосы и мыть руки считалось между отчаянными лишней, пожалуй даже вредной, роскошью, «бабством», как они говорили… Кроме того, так как отчаянный принадлежал в то же время к страстным игрокам, то правый рукав пиджака у него был постоянно заворочен, а в карманах всегда бренчали десятки пуговиц и перьев.

Воспитатели побаивались отчаянных, потому что отчаянный «никому не спускал». Если к нему кто-нибудь из воспитателей и учителей обращался на «ты» (это иногда случалось), то отчаянный обрывал хриплым басом:

— Ты мне не тычь! Я тебе не Иван Кузьмич!

В конце концов начальство «махало на них рукой» и дожидалось только, когда отчаянный, не выдержав вторично экзамена в одном и том же классе, оставался на третий год. Тогда его отправляли в Ярославскую прогимназию, куда ссылали из всех гимназий России все, что было в них неспособного и порочного. Но Ярославская прогимназия — и та сортировала отчаянных и спроваживала их, в свою очередь, в Вольскую прогимназию. Об этой Вольской прогимназии между воспитанниками ходили самые недостоверные, но ужасные слухи. Говорили, что там прогимназистов обучают различным ремеслам простые кузнецы, слесари и плотники, которым предоставлено право бить своих учеников; говорили также, что там по субботам обязательно дерут всех учеников: виноватых — в наказание, а правых в поощрение, на что будто бы каждую субботу истребляются целые воза ивовых прутьев.

Каждый отчаянный знал, что рано или поздно ему не миновать Вольской, и постоянно бравировал этим, бравировал, если только можно привести такое сравнение, с тем же напускным самохвальством, с каким арестант, осужденный на каторгу за крупное убийство, хвастается и куражится перед мелкими воришками.

— Ну что ж, в Вольскую так в Вольскую! — говорил отчаянный, сплевывая сквозь зубы. — Не боюсь я никого, кроме Бога одного!

Трое отчаянных особенно резко запечатлелись в памяти Буланина, и впоследствии, уже окончив гимназию, он нередко видел во сне, как ужасный кошмар, их физиономии. Эти трое были: Грузов, Балкашин и Мячков — все трое без роду, без племени, никогда не ходившие в отпуск и взятые в гимназию из какого-то благотворительного пансиона. Вместе они составляли то, что в гимназии называлось «партией». "

Российские дореволюционные сиротские учреждения послужили прообразом для советских детских домов и школ-интернатов. Конечно, в годы советской власти и в постсоветский период они претерпели ряд качественных изменений, чаще не в лучшую сторону. Но они сохранили структуру и цели своих предшественников. Дети до сих пор находят в них приют и возможность получить среднее и часто первичное профессиональное образование, так как на базе многих детских домов и школ-интернатов функционируют различные мастерские (столярные, слесарные, швейные, обувные, компьютерные и т.д.) и самые разнообразные кружки и студии. В 60-е годы многие детские дома отказались от казарменного режима работы. В 80-е годы работа в детских домах стала организовываться по семейному принципу.

P. S. Из литературных произведений мы видим, что воспитание и обучение сирот как при царе, так и при любом другом режиме зависело от уровня добросовестности и компетенций педагогов и воспитателей (включая лиц, заменяющих родителей).